добавить новость среда, 20 ноября 2019
Держи руку на пульсе города, читай Луки.ру:
 
Спасибо, я и так постоянно читаю
Новости

Зеленые погоны Антона Злобина

0
Следующий учебный год в городе воинской славы Великие Луки пройдет под девизом «Живая память героев». В течение всего года великолучане будут вспоминать наших соотечественников, погибших при защите рубежей и интересов Отечества в мирное время. Локальные войны, вооруженные конфликты, «горячие точки»…Первый рассказ о пограничнике Антоне Злобине. Автор — Людмила Скатова.

В начале января 2020 года великолукское сообщество ветеранов — участников боевых действий, да и все, неравнодушные к подвигам наших земляков люди отметят скорбную дату: 25 лет со дня гибели заместителя начальника 4-й заставы Московского погранотряда в Таджикистане лейтенанта Российской армии Антона Злобина. Ордена Мужества и звания старшего лейтенанта он был удостоен посмертно.

…Все это произошло довольно далеко от Великих Лук, от той земли, где духовно и физически возрастал будущий офицер, — на границе Таджикистана и Афганистана. На один из постов пограничного отряда прибежали плачущие женщины: у селения Кургавад группа боевиков перешла границу. Верный долгу по охране рубежей Родины, пограничный наряд не заставил себя ждать, но у переправы был обстрелян из ручного противотанкового гранатомета. Часть пограничников погибла, а оставшаяся в живых открыла ответный огонь и обратилась по рации за подмогой к соседям. И тогда к ним на выручку выдвинулась мотоманевренная группа 22-летнего лейтенанта Злобина.

Непросто вглядываться в чужое, пусть даже и героическое прошлое, ворошить тени тех страшных лет и будней, когда Россия как государство переживала очередную смуту, когда люди в погонах были не в почете, а сама служба в армии высмеивалась как нечто неприличное, невходящее в систему ценностей доморощенных либералов. Но именно тогда, 19 лет назад, мне довелось переступить порог дома на улице Зеленой и встретиться с близкими Антона Злобина, с его мамой — следователем по особо важным делам, Марией Ивановной Злобиной, с его отчимом Анатолием Лукичом Байковым и его младшей сестрой Настей.

Все тогда в этом доме напоминало о недавнем трауре и, казалось бы, остановившемся навсегда времени. Под огромным, развернутым чуть ли не на всю стену российским флагом стоял портрет в черной раме. С фотографии на каждого входящего в комнату смотрело трогательно красивое, мужественное, но все-таки очень молодое лицо, на котором еще не отразилось и тени узнанной позже смертной муки.

В этой комнате все дышало последним присутствием Антона, ибо все вещи неизменно оставались на своих местах – его любимый роман Валентина Пикуля «Баязет», его зеленые погоны пограничника, его многочисленные фотоснимки… хотя нет, теперь к ним добавились опаленный огнем шлемофон и документы с бурыми пятнами крови, обнаруженные при лейтенанте Злобине на месте гибели.

Как рассказала тогда Мария Ивановна, сын с детства бредил армией, постоянно играл в «солдатиков» и уверенно перемещал свои игрушечные армии по воображаемому полю битвы, предварительно укрепив их фланги. Потом, после мнимого боя, подсчитывал потери, отводя на отдых «потрепанные» части, и готовился к новым баталиям, которые, как будущий военачальник, не собирался проигрывать. Увлекаясь молниеносными атаками, Антон совершенно не подозревал о той, настоящей войне, что была уготована ему, человеку, выбравшему профессию офицера еще в отрочестве.

Учеба в 7-й школе давалась ему удивительно легко. Любил математику, литературу, английский язык, увлекался велоспортом. Кроме того, Антон Злобин запомнился многим как бессменный командир юнармейской и очень популярной в 70-е годы ХХ века игре «Зарница»: он уже тогда командовал городским сводным отрядом.

Естественно, после окончания 8-го класса Антон решил поступать в Ленинградское Суворовское военное училище. На экзаменах, вместо проходных 16, набрал 18 баллов, но принят не был – по неписанным правилам генеральским сынкам и внукам отдавалось порой незаслуженное предпочтение. Но несправедливость, допущенная по отношению к Антону, лишь возмутило его благородную душу, обострило чувство собственного достоинства, но не поколебала желание стать офицером и посвятить жизнь служению Отечеству. Вернулся в Великие Луки и успешно окончил среднюю школу.

В Алма-Атинское высшее пограничное командное училище КГБ СССР имени Ф. Э. Дзержинского Антон Злобин поступил без особых трудностей.

Близкое дыхание смерти первый раз он почувствовал, обучаясь еще на первом курсе, когда вместе с другими курсантами оказался на полевых сборах в Осетии, когда игрушечные войны остались далеко позади, и на смену им пришла жестокая реальность, разворачивавшаяся в республиках неспокойного, готовящегося взорваться Северного Кавказа. В то время распался Союз, и училище, которое оканчивал Антон Злобин, перешло под юрисдикцию Казахстана. В нем также начинались волнения с явным националистским душком.

На третьем курсе курсанта Злобина наградили нагрудным знаком «Отличник погранвойск» II степени — за несение караульной службы. Но о том, что это за «служба», можно было только догадываться, ибо и неискушенным в военных делах людям понятно без комментариев, что Антон совершил нечто особенное, раз получил знак отличия на степень выше полагавшейся ему по чину.

В год окончания училища ему предложили остаться в охране президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, но быть свитским офицером Антон Злобин не согласился: не для того так вдумчиво передвигал он в детстве свои игрушечные армии, то и дело меняя им диспозицию, желая лишь одного, – сохранить их маневренность и боеспособность.

Его влекла пограничная служба — благородная и опасная, где каждый офицер и солдат был в ответе за надежность и спокойствие государственной границы. Так в жизнь Антона Злобина вошли зеленые погоны и зеленая фуражка.

Впрочем, это больше для парада, для встреч с представителями общественных организаций, вроде комитета солдатских матерей, а на деле все было куда прозаичней.

Первое назначение — заместитель командира Пыталовской погранзаставы, где молодой офицер прослужил недолго. Затем — курсы в Сосновом Бору, и новое назначение: заместитель начальника 4-й заставы Московского погранотряда в Таджикистане, куда он прибыл 9 марта 1994 года. С этого момента для лейтенанта Злобина начался обратный отсчет времени. Через полгода, осенью, он получил ранение и после выписки из госпиталя был командирован в Калай-Хумбский погранотряд начальником 1-й заставы.

Считалось, что там спокойнее. Но в ноябре на работу к маме от Антона поступил последний телефонный звонок. Прошел месяц. Наступил второй день нового, 1995 года, героический для Антона и роковой для его родных, всегда волновавшихся за него, но не терявших стойкости духа, хорошо понимавших, что их мальчик служит не где-нибудь, а на границе, поэтому веривших не то чтобы в чудо, хотя и оно не помешало бы, но в милостивую судьбу. А это значило одно: как Бог даст…

2 января 1995 года вышедшая на помощь вступившему в бой с бандитами наряду моторизованная группа лейтенанта Злобина, не дойдя несколько километров до места, где шла интенсивная перестрелка, попала в засаду.

Прицельный огонь велся с территории Афганистана и из тыла таджикскими боевиками. Один из российских БТРов, подорвавшихся на мине, двигаться дальше не мог.

Другой, в котором был лейтенант Злобин, обошел его и направился на выручку товарищам. К сожалению, прошел всего два километра. Мощный взрыв фугаса неожиданно потряс его, перевернув бронетранспортер и забросив одно из его колес на сопку высотой 70 метров, даже автомат одного из солдат, находившегося внутри бронированной машины, раскололо на две части… среди погибших был и 22-летний лейтенант Антон Злобин.

О чем думал он в те последние мгновения своей жизни, мы не узнаем никогда, но в том, что погиб он, как и должно русскому офицеру пограничной службы, — на посту, сомневаться не приходится. «Сам погибай, а товарища выручай» — гласит одно из старинных правил кадетского кодекса чести.

Уже в мае 1995-го на фасаде 7-й школы павшему смертью храбрых лейтенанту Злобину была торжественно открыта мемориальная доска, к которой чуть позже присоединят еще две — рядовому Виктору Федорову, первому великолучанину, погибшему в Афганистане, и прапорщику Сергею Савельеву, погибшему в Чечне.

Спешащие каждое утро в школу, охваченные пока еще своими маленькими заботами мальчишки и девчонки нет-нет, да и остановятся возле стены, где установлены строгие мемориальные доски черного цвета, остановятся и вглядятся в застывшие навсегда, но по-прежнему живые глаза тех, кто в разное время сумел защитить мир и покой родной земли ценой собственной жизни.

Так, как это делали их доблестные предки сто или четыреста лет тому назад, не терпевшие пафосных слов, безропотно встававшие на защиту Отечества, когда для него наступал суровый час, когда решался вопрос: быть ему или не быть. Антон Злобин достойно выполнил свое предназначение мужчины и воина и, безусловно, победил в той духовной битве «за други своя», что, как жребий, была дарована ему самой судьбой.

Комментарии

Пока нет комментариев.

Войдите, чтобы оставить свой комментарий.
Наверх